Призрак оперы (prizrak_operi) wrote,
Призрак оперы
prizrak_operi

Categories:

Отчёт об участии в мастер-классе Логинова и Лукина - Часть 23:


ПЕРЕЙТИ К ОГЛАВЛЕНИЮ.

ПРО КОЛОРАДСКИХ ЖУКОВ


   В детстве каждое лето я гостил в деревне, и там мне часто приходилось собирать колорадских жуков.

   Когда жуки собраны, их ссыпали в одно ведро, после чего из сеней появлялся дед с чайником, и заливал жуков крутым кипятком.

   Взрослые уходили по своим делам, оставив меня у ведра. На меня была возложена довольно несложная миссия — бить по ведру палкой всякий раз, когда жуки вот-вот из него выберутся. Ведро вздрагивало, и все жуки срывались назад в кипяток... Я разом обнулял все их успехи, и они начинали заново.

   Естественно, я не лупил палкой постоянно. Вместо это я наблюдал, как жуки выбираются из кипятка.

   Они позли по внутренней стороне ведра сплошным потоком — в ведре их было реально много. Со временем я заметил одну интересную особенность — у некоторых жуков был реальный шанс покинуть ведро, потому что они ползли лучше остальных, но даже если убрать меня со своей палкой, то они всё равно бы не выбрались... Потому что их не отпустили бы остальные.

   У колорадских жуков есть некий мрачный генетический механизм, заставляющий их забираться на спину того, кто выбился вперёд. От такого лидер гонки обычно срывался назад в кипяток — вместе с оседлавшим его завистником. Если бы это был одиночный или редкий случай... Но нет — это было нормой, неизменным жучим правилом. Некоторые жуки всё-таки приближались к краю ведра, но только если успешно отбивались ногами от желающих на них взобраться. А забраться на них пытались обязательно, даже если справа или слева оставалось свободное место.

   Жуки просто не давали мне повода работать палкой — они сами справлялись с самыми успешными представителями их вида, ценой собственных жизней скидывая их обратно в кипяток.

   Я долго не вспоминал об этом детском опыте, пока не встретил целую группу людей, которые вели себя по отношению друг к другу в точности как те колорадские жуки. Как вы уже могли догадаться, это были молодые талантливые авторы (МТА)...

   Аналогия станет полной, если считать, что в ведре вместо кипятка налита Безвестность, а край ведра символизирует собой Признание.

   Кто же тогда тот ребёнок, что сидит у ведра с палкой? А это, друзья мои, собирательный образ Издателя :)


ТЮРЬМА БЕЗ ЕДИНОЙ СТЕНЫ

   Я не знаю, как появился термин МТА (Молодой Талантливый Писатель), но я знаю, кто чаще всего использует этот термин в своей речи и на письме — это сами МТА.

   Да, МТА используют термин «МТА», чтобы уязвлять им других МТА. Точно также используется термин «графоман» — одни графоманы прилюдно присуждают этот титул другим графоманам.

   Вообще, в дикой природе у молодого талантливого автора есть только один реальный враг — это другие молодые талантливые авторы. Ни успешные писатели, ни бумажные издатели, ни профессиональные критики практически не нагибаются, чтобы посмотреть, как там копошатся МТА — им хватает разборок в своей весовой категории. МТА сами пожирают себе подобных. Самиздат — прекрасный тому пример. Вы уже могли прочувствовать по тем цитатам, что я оттуда приводил, какая там царит обстановка. Лучше всего данное явление описал следующий автор (дело было всё в том же «чатике» конкурса «НФ-100»):

«203. *Ромм Фредди А. 2016/03/06 19:31

   Хамство некоторых авторов обзоров по отношению к конкурсантам на этом конкурсе — бледная копия того, что происходит на большинстве СИшных, где оценки решаются самосудом или неквалифицированным жюри. Здесь, по крайней мере, от авторов обзоров ничто не зависит, и им остаётся мечтать, чтобы обхаянные авторы снялись с конкурса или испортили свои романы согласно кретинским замечаниям анонимов.

   Когда на СИ объявляют новый конкурс, я первым делом смотрю правила. Самосуд? Спасибо за внимание, в другой раз. Оценки ставит жюри, но знакомые всё рыла? Дальнейших успехов.

   И что интересно — призы на таких конкурсах обычно пшиковые, возможность покрасоваться несколько недель на главной странице СИ — предел мечтаний участников. После этого смешно видеть, как кто-то хвастается победами в конкурсах «Ахинея года» и «Сивая кобыла сказала». Призовые места в таких конкурсах, на мой взгляд, скорее волчий билет, показатель «вась-вась» с СИшной клакой и умения работать локтями в виртуале.»

   Подписываюсь под каждым словом!

   Но почему всё так? Откуда на Самиздате такая атмосфера? Давайте разберёмся. Благодаря профессору Роберту Саттону и его книге «Не работайте с мудаками» мы уже нашли часть головоломки:

1) Интернет-общение провоцирует частные конфликты из-за развивающихся у участников общения подозрительности и недоверия друг к другу;

2) Деструктивный стиль общения — крайне заразная форма поведения. Достаточно одного-двух хамов, чтобы остальные участники Интернет-дискуссии подхватили их манеру общения.

   Сюда же мы можем смело добавить следующий пункт, установленный опытным путём:

3) Если дискуссия никем не модерируется, а участники анонимны или не слишком озабочены сохранение своего реноме, то культурное общение быстро перерастает в безобразную потасовку.

   Да, это объясняет происходящее на Самиздате, но только отчасти. Главная же причина — сама природа МТА. Именно она превращает Самиздат и ему подобные сайты в самоподдерживающуюся травмирующую среду.

   Самоподдерживающаяся травмирующая среда — это такая среда, где старожилы травмируют психику новичков так, что те со временем превращаются в их подобия и уже сами начинают травмировать новичков таким же образом. Наглядные примеры — тюрьма и армия. В отличие от тюрьмы и армии, Самиздат уникален тем, что люди в нём сидят добровольно!

   Да-да, Самиздат — это «тюрьма без единой стены». Юноши и девушки попадают в неё наивными идеалистами и мечтателями, а выходят оттуда (если вообще выходят) уже прожжёнными МТА, с походкой вразвалочку, колючим взглядом из-под лохматых бровей, папироской на нижней губе и синюшными наколками во всю спину, перечисляющими конкурсы, в которых они участвовали...

   Судя по отношению МТА друг к другу, Самиздат — это чистой воды «банка с пауками». Только вот настоящие пауки в настоящей банке дерутся потому, что не могут из неё вылезти — она закрыта. С МТА же всё иначе — даже банки не существует, а они всё равно продолжают кусать друг друга.



   Что же держит пауков внутри несуществующей банки и почему они так терзают себе подобных?

   Я могу вам рассказать... Ведь я сам МТА. Кому как не мне знать потаённые тайны их души?

   Я расскажу вам, как устроены МТА изнутри, и даже нарисую граф, описывающий внутренний мир МТА.

   А начну я с вещей очевидных и даже банальных:

1) МТА пишут потому, что испытывают Вдохновение — острые позывы к творчеству, с которыми трудно совладать без должных тренировок, так что МТА предпочитают отдаться на волю волн, чем сопротивляться соблазну;

2) В процессе творчества МТА испытывают интенсивное мозговое удовольствие :)

   Всё это формирует стойкую привычку писать стихи/прозу (кому что нравится).

   Что же дальше? Я не специалист в психологии, так что я могу лишь назвать черты, характерные для МТА, но не могу объяснить, откуда они взялись.


   А для МТА характерно вот что:

1) Мощное Ощущение Собственной Талантливости (МОСТ) — это такое ничем не оправданное, почти органическое ощущение собственного превосходства над всеми остальными начинающими писателями. Некоторые пациенты заранее мнят себя [непризнанными] гениями, даже ещё не успев ничего написать;

2) Хроническое Осознание Бездарности Окружающих Тупиц (ХОБОТ) — точно такое же ничем не оправданное, практически органическое ощущение, что все остальные авторы — жалкие бездарности («серость», «типичный СИшный уровень», «МТА», «графомань», «читать невозможно»);

3) Мои Гениальные Идеи Могут Быть Отобраны (МГИМО) — страх МТА, что другие авторы (сплошь бездарности и подлецы) отберут его гениальные идеи — нагло украдут их, ведь сами они выдумать их не в состоянии;

4) Хитростью Они Лишат Меня Самобытности (ХОЛМС) — ужас потерять свою уникальную писательскую самобытность через общение с другими МТА или знакомство с классикой мировой литературы;

   В местах, типа Самиздата, авторы чрезвычайно скучены, ведь там — русскоязычные авторы не только со всей страны, но и со всего мира. На данный момент их сто тысяч (100500, если быть точным). От этого конкретному МТА кажется, что он плотно окружён соперниками, ведь все они хотят признания, денег и читательской любви, а бумажные издательства не резиновые...

   Видя такое количество соперников, автору кажется, что конкуренция — просто бешеная. Но, как ни парадоксально, когда авторов — десятки тысяч, то конкуренция даже меньше, чем если бы их было всего несколько сотен... Просто когда авторов ТАК много, подавляющее их большинство без их ведома удалены из процесса конкурентной борьбы, и борьба происходит только в узкой закрытой группе избранных, а остальные просто грызутся друг с другом безо всякого смысла :)

   Да-да, друзья мои. Когда на какую-то должность 300 претендентов, это вовсе не значит, что работодатели рассматривают их всех. Возможно, что сама должность была создана под конкретного человека, а конкурс был объявлен, чтобы создать иллюзию всеобщего равенства возможностей.

   Если бы конкуренция была настоящей, то никто бы не жаловался, что на полках книжных магазинов так много нечитабельного шлака.

   Таким образом, МТА вовлечены в парадоксальное воображаемое соперничество — неосмысленно, на чисто животном уровне. Им, возможно, кажется, что на Самиздате их заметит добрый Издатель и за ручку отведёт к вратам рая... Но Издатель — это паренёк с палкой, сидящий у ведра. Он не торопится вытаскивать кого-либо из жгучего кипятка безвестности...

   Отсюда вся та жестокость к себе подобным. Отсюда желание затащить обратно в кипяток любого, кто пытается высунуться поперёд других.

   Но это тупик, вы ведь это понимаете? Когда «все топят всех», не выплывает никто.

   Роберт Саттон в своей книге говорит, что соревновательное поведение воспринимается работниками, как наиболее эффективное, но парадокс в том, что, согласно статистическим исследованиям, сотрудничество и кооперация с другими игроками приносит больше пользы, чем соперничество:

   

   «Многие организации умножают данные проблемы, постоянно проводя переаттестации и составляя рейтинги сотрудников, раздавая бонусы парочке звезд и относясь к остальным как к людям второго или третьего сорта. К сожалению, в результате такой политики коллеги, которые должны быть друзьями, разобщаются и становятся врагами, беспощадными придурками, доходящими до дикости в попытках вскарабкаться по служебной лестнице, попутно сталкивая своих соперников.

   И все же мнение, что организационная жизнь – это беспощадная конкуренция, – опасная полуправда. Почти всегда она состоит из переплетения сотрудничества и соревнования, поэтому организации, запрещающие чрезмерную внутреннюю конкуренцию, не только более цивилизованны, но и более эффективны, несмотря на сложившиеся в обществе мифы.

   Если оценивать личные шансы, то, увязывая самооценку со статусом «большой шишки» и желанием удержаться на верхушке иерархической пирамиды, вы играете в игру, которую скорее всего проиграете. Вы вряд ли станете лучшим продавцом, лучшим игроком в бейсбол или CEO, но, даже став им, в конце концов потеряете свою корону. Победа – замечательная вещь, когда на пути к ней вы способны помогать людям и уважать их. Шагая к высокому статусу по головам и обращаясь с другими как с лузерами (когда наконец достигнете верхушки), вы, по моему мнению, унижаете свое собственное человеческое достоинство и подрываете деятельность команды или организации.»

   Дальше у автора книги идёт доказательство этого утверждения с примерами из Теории игр, чужих исследований, статистики и т.п. Я не стану приводить всё это здесь, а только скажу, что большинство сетевых самосудных конкурсов рассчитаны на эгоистичных одиночек, стремящихся к победе за счёт продавливания сильных соперников к самому низу.

   Создатели правил, по которым начисляются баллы в таких конкусах, изначально не предполагают, что часть игроков может договориться между собой и скорректировать своё голосование так, чтобы гарантированно привести к победе нужный рассказ. Естественно, что чувство ложной конкуренции не позволит авторам создать такую группу — они передерутся раньше, чем достигнут согласия, но если такое всё-таки случится, то результаты конкурса уже будут в руках такой группы, даже если она относительно небольшая.

   Посмотрите, как баллы начисляются рассказам в сетевом конкурсе типа «Грелка»:

«При формировании личного ТОПа каждый голосующий должен выделить 6 рассказов-победителей, при этом за свой рассказ голосовать нельзя. Цифра 6 фиксированная и не зависит от количества рассказов, присланных на конкурс. Рассказы-победители должны быть проранжированы по местам. Все шесть мест должны быть заполнены. За первое место рассказу начисляется 10 очков, за второе — 6, за третье — 4, четвертое — 3, пятое — 2, шестое — 1 балл. Все остальные рассказы получают 0 баллов. Победитель определяется путем сложения полученных баллов.»

   Очевидно, что при таком разрыве по баллам между первым местом и остальными, группа заговорщиков, синхронно голосующая за нужный рассказ, побеждает остальных авторов, голосующих вразнобой, то есть по принципу «все топят всех», описанному ранее.

   Как видите, подобное сотрудничество могло бы помочь членам такой группы по очереди побеждать в подобных конкурсах... Но такого не происходит, потому что, как только авторам на конкурсе удаётся сколотить такую вот дружную команду, с небес опускаются светящиеся фигуры и уводят их всех под белы рученьки в небесные чертоги — как перешедших на следующую ступень человеческой эволюции!

   МТА — чаще всего не командные игроки! Они одиночки.

   И тут проявляется ещё одно удивительное качество МТА: даже будучи очень похожи и поставлены в одинаково трудные обстоятельства, МТА отказываются проявлять эмпатию по отношению друг к другу.

   Когда один МТА решает покритиковать произведение другого МТА, назвавшись критиком, он максимально бессердечен и жесток — только потому, что не признаёт в критикуемом своего родного брата-близнеца, а видит в нём лишь серую бездарность, не достойную ни капли сочувствия и поддержки.

   Эта психологическая отстранённость от себе подобных — она очень характерна. Корни её лежат в осознании каждым МТА собственной гениальности и бездарности окружающих, а так же в вышеописанном парадоксальном соперничестве, когда все сражаются за приз, который им никогда не достанется.

   Такой МТК (Молодой Талантливый Критик) мысленно поднимается над колыхающимся морем бездарностей, отрывается от своих корней (но не изменяет тем самым своей сути) и уже со своей приподнятой позиции судит всех остальных. Отсюда это частые советы друг другу «Займитесь чем-нибудь другим! Бросьте писать, идите на курсы кройки и шитья» и т.п. и т.д. Критик — против своей воли — видит, как много таких же как он — личинок писателя, заготовок, полуфабрикатов, учеников без учителя, клавиатурных ронинов... В отчаянии он хочет хоть как-то уменьшить их количество, пытаясь убедить как можно большее количество «соперников» покинуть сцену, потому что они, с его точки зрения, якобы бездарны и им тут не место! Но это как кричать против ветра. Он засунет слова обратно в глотку тому, кто их выкрикнет. МТА — как разумный океан планеты Солярис. Их реально до фига :)

   Есть шанс, что такие нападки со стороны МТК — простая зависть. Сколько раз я видел, что на конкурсе некий рассказ был кем-то похвален, и тут же приходили другие участники, читали похвалу, возмущались и начинали наперебой рассказывать, что рассказ серость и вообще плох. Такая похвала, кстати, может сослужить рассказу дурную службу на самосудном конкурсе — участники занесут рассказ в список сильных конкурентов и будут направленно топить его при голосовании.

   К тому же когда МТА судит о профессиональной пригодности других МТА — это сильно! Да если даже маститый писатель вдруг скажет кому-то «Вон из профессии!» — это ещё не повод её покидать. Напротив, это веский повод остаться и приложить все усилия для дальнейшего развития, потому что есть неплохой шанс, что это было своего рода признанием творческого потенциала начинающего писателя, если вы понимаете о чём я...

ПРО ОДИНОЧЕСТВО

   Мне тут подсказывают — и это будет чисто гуманистический взгляд на ситуацию: на самом деле МТА страдают от одиночества и нуждаются в любви и внимании, и оттого они такие колючие — ведь внутри они глубоко несчастны, а их злая критика - это своеобразный «крик о помощи»...

   Я не готов рассматривать МТА в таком ключе, потому что любой человек в какие-то моменты своей жизни может почувствовать себя одиноким и несчастным... Особенно когда человек действительно одинок и несчастен. Но это не повод вести себя как гандон. Я больше скажу: далеко не все одинокие и несчастные люди скидывают свой негатив на окружающих. Так что для тех, кто так делает, одиночество и несчастье не являются оправданием. Максимум — это смягчающий фактор, не более того.

   Кстати, черновой вариант данного поста каким-то макаром попал в открытый доступ, и часть из вас успели его прочитать, а некоторые — даже откомментировать — до того, как я убрал его обратно под замок. Писательница Надежда Попова congregatio в своём комментарии поделилась чудесной цитатой с Башорга, целиком и полностью описывающей критику несчастного человека — этот «крик о помощи», направленный не по адресу:


ПРО МТА И КРИТИКУ

   Реакция МТА на критику уже стала притчей во языцех — это и «я так вижу», и «вы ничего не понимаете в моём творчестве»...

   Как я уже писал ранее, автор, на самом деле, остро реагирует не на содержание критического замечания, а на форму его подачи... А с формой подачи критики у МТК — молодых талантливых критиков (это те же самые МТА, по сути) — огромные проблемы. Да и с содержательной частью тоже.

   Ну не умеют они подавать свою критику так, чтобы автор её принял. Вечно срываются на личности, на неуместные «я»-послания, на все те ошибки, которые описаны Екатериной Сигитовой в её статье «Как критиковать правильно». Но самое хреновое, что и сообщить автору им нечего. точно так же, как МТА ещё не умеют писать, МТК — не умеют критиковать. Они не могут сказать автору ничего полезного. У МТК есть только их читательское мнение... Но собственное мнение есть даже у вашей домашней кошки, понимаете? У домашней собаки своего мнения нет — она ленится и поэтому пользуется вашим.

   А вот у человека своё мнение есть всегда, причём обо всём на свете. Но что происходит, если вдруг — случайно! — у человека нет мнения по какому-то вопросу? Что происходит в таком случае?

   Представьте, что вы выпиваете с каким-то своим знакомым — человеком простым и далёким от науки, и ни с того, ни с сего спрашиваете его:
— Слушай, Петрович, а вот что ты думаешь про корпускулярно-волновую теорию света?
   Петрович на секунду перестаёт жевать, взгляд его туманится — это его мозг обрабатывает запрос. Проходит секунда-другая-третья... Наконец собутыльник возвращается в реальность и многозначительно отвечает:
   — Да хуйня всё это...

   Только что на пустом месте человек сформировал и озвучил мнение по новому для него вопросу.

   Вы мне возразите: «Да какое же это мнение? Это профанация!»

   Да нет, братцы, это самое настоящее полноценное человеческое мнение. Именно так всё и происходит.

   И на Самиздате, кстати, тоже. Тамошние «критики» готовы сформировать мнение о произведении по одному названию, по аннотации, по первому абзацу, по первой странице... И гордятся этим :) «Эксперты»!

   Но это не критика! «Это восхитительно, но так не воюют», как сказал один французский военачальник про безрассудную атаку Лёгкой бригады английских кавалеристов на артиллерийскую позицию русской армии во время Крымской компании.

   Это восхитительно, но так не критикуют. Поэтому, когда в следующий раз решите оскорбиться оттого, что очередной МТА не примет ваших замечаний, подумайте, а были ли вы достаточно хороши как критик?

   Я хотел бы здесь привести «критерий К», разработанный green_bear_den — сетевым литературным критиком и обзорщиком книжных новинок:

   «Появилась идея, как быстро, качественно и легко отличить критика от критикана.

   Критик может быть сколь угодно резок в высказываниях относительно произведения, однако, касательно автора он будет сдержан и осторожен, по крайней мере, без веских аргументов. Максимум, вероятностные и фактологические суждения. Редкие исключения лишь подтверждают правила.

   Критикан же охотно и с удовольствием поведает нам не только о книге, но и про личность автора: семейном положении, сексуальной жизни, возрасте и образовании, росте и весе, предпочтениях в еде и напитках, складе характера и привычках. А книга ему нужна лишь как повод для выступления — чтобы привлечь к себе внимание. Чтобы постебаться вволю, показать остроумие, дождаться бурных аплодисментов. Сущий балаган, не имеющий ничего общего с литературной критикой.»

   Полностью согласен с данным критерием.

   Ещё я добавил бы сюда следующие признаки типичного критикана (этот материал — из моих старых записей):

1) Непомерная гордыня и тщеславие;
2) Отсутствие самокритики и абсолютная уверенность в своей правоте;
3) Нулевая способность к самоиронии и мнительность.

   Я подметил эти признаки не в Интернете, а вживую — у конкретных людей, но не спрашивайте имена — я должен сохранять политкорректность :)

   Кстати, если вы помните, ранее я сформулировал «Заповеди критика Самиздата» — на основе откровений анонимного критика с Самиздата:

«ВОСЕМЬ ЗАПОВЕДЕЙ КРИТИКА НА САМИЗДАТЕ:

1) КРИТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЖЕСТОКОЙ.

2) МНЕНИЕ КРИТИКА (ЧИТАТЕЛЯ) — ВЕЛИЧАЙШАЯ ЦЕННОСТЬ ДЛЯ АВТОРА.

3) АВТОР ВСЕГДА ДОЛЖЕН ПРИНЯТЬ КРИТИКУ. ОТКАЗЫВАТЬСЯ НЕЛЬЗЯ. ВОЗРАЖАТЬ ЗАПРЕЩЕНО.

4) МНОГИЕ АВТОРЫ — ЛЕНИВЫЕ, ИНФАНТИЛЬНЫЕ ФАНТАЗЁРЫ. ИМ ЛУЧШЕ БРОСИТЬ ПОПЫТКИ ПИСАТЕЛЬСТВА И ЗАНЯТЬСЯ ЧЕМ-НИБУДЬ ДРУГИМ.

5) КРИТИК СТОИТ ВЫШЕ АВТОРА.

6) КРИТИКУ НАПЛЕВАТЬ НА АВТОРА. ОН НЕ НАМЕРЕН ПРИНОСИТЬ АВТОРУ КАКУЮ-ЛИБО ПОЛЬЗУ СВОЕЙ КРИТИКОЙ.

7) НАСТОЯЩАЯ ЦЕЛЬ КРИТИКА — УДОВЛЕТВОРИТЬ СОБСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ В СЛАВЕ, ПРИЗНАНИИ И ПРОЧИХ БЛАГАХ.

8) КРИТИК — ТВОРЕЦ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО, САМОДОСТАТОЧНОГО И ПОЛНОЦЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ. ОБЪЕКТ КРИТИКИ ПРИ ЭТОМ ВТОРОСТЕПЕНЕН. ЛИШЬ ПОВОД ДЛЯ МОНОЛОГА МНЕНИЯ

   Там же я обещал сформулировать «Харитию вольностей автора Самиздата». Принимайте:

«ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ АВТОРА САМИЗДАТА:

1) КРИТИК И АВТОР — РАВНОЦЕННЫЕ УЧАСТНИКИ ДИАЛОГА.

2) АВТОР ВОЛЕН НЕ ПРИНЯТЬ КРИТИКУ, ЕСЛИ ОНА ПОДАНА В ОСКОРБИТЕЛЬНОЙ, УНИЗИТЕЛЬНОЙ ИЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИ ДИСКОМФОРТНОЙ ДЛЯ НЕГО ФОРМЕ.

3) АВТОР ВОЛЕН НЕ ПРИНЯТЬ КРИТИКУ, ЕСЛИ ДАЖЕ ПРИ ЖЕЛАНИИ ОН НЕ МОЖЕТ ИЗВЛЕЧЬ ИЗ НЕЁ НИЧЕГО ПОЛЕЗНОГО ДЛЯ СЕБЯ.

4) АВТОР ВОЛЕН АРГУМЕНТИРОВАННО ОСПАРИВАТЬ ТЕ МОМЕНТЫ В ПОЛУЧЕННОЙ КРИТИКЕ, С КОТОРЫМИ ОН НЕ СОГЛАСЕН, ПОТОМУ ЧТО КРИТИКА — ЭТО ДИАЛОГ МНЕНИЙ, А НЕ МОНОЛОГ.

5) КРИТИКУ СТОИТ ОБОСНОВЫВАТЬ СВОЮ КРИТИКУ, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ БЫТЬ УСЛЫШАН АВТОРОМ, ПОТОМУ ЧТО МНЕНИЕ КРИТИКА — НЕ СВЯЩЕННАЯ КОРОВА, А ВСЕГО ЛИШЬ МНЕНИЕ.

6) КРИТИКУ СТОИТ ОСТАВИТЬ ЛЮБЫЕ ПОПЫТКИ АЛЬТЕРНАТИВНОГО ТРУДОУСТРОЙСТВА АВТОРА — ЭТИМ ДОЛЖНЫ ЗАНИМАТЬСЯ ПРОФЕССИОНАЛЫ ИЗ КАДРОВЫХ АГЕНТСТВ И БЮРО ЗАНЯТОСТИ.

   Как видите, не так уж и много пунктов... А теперь я займусь самым сложным — буду рисовать граф МТА, как обещал.

ГРАФ СОСТОЯНИЙ МОЛОДОГО ТАЛАНТЛИВОГО АВТОРА (МТА)


   Ну тут всё просто и понятно :) Если вам покажется, что по этой схеме писатель обязательно придёт в финальную точку «Сам стану критиком!» и там застрянет навсегда, то учтите, что любой входной сигнал (похвала, критика или ругань) или же внутренний творческий процесс перезапускают всю схему, и МТА проходит граф состояний заново.

КОНКУРС? КАКОЙ КОНКУРС?

   Самые наблюдательные из вас, возможно, помнят, что мой роман вроде как участвовал в каком-то конкурсе на Самиздате.

   А самым любопытным, скорее всего, хотелось бы узнать, чем же всё закончилось.

   Закончилось всё как-то странно. Я не могу дать какую-то конкретную официальную информацию, потому что организаторы с самого начала забили гигантскую сваю на информационное сопровождение конкурса на сайте Самиздата. Участники были предоставлены сами себе — в «чатике» конкурса творился ад, а потом участникам просто забыли сказать, кто выиграл конкурс (правда, через два дня вспомнили и исправились, но уже было поздно — все и так всё знали через «сарафанное радио»).

   В результате часть информация известна только из непроверенных источников, так что сейчас я буду рассказывать вам сплетни и слухи из «чатика».

   Давайте я напомню обещания организаторов перед началом конкурса и поведаю, что же было на самом деле:

1) Обещание:

   «Принимаются неопубликованные работы. Сетевые публикации и (или) участие в других конкурсах препятствием для участия не являются.»

Реальность:

   Победил роман, напечатанный на бумаге и даже имеющий номер ISBN. Правда, это типа было не по-настоящему, потому что не в России, а в Канаде, и потому что «print-on-demand», а не тираж. Вроде бы, автор романа договорилась с устроителями конкурса, что так можно... ну ОК.

2) Обещание:

   «Жюри:
   Председатель: Владимир Евгеньевич Чуров, Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации
   Дмитрий Николаевич Байкалов, главный редактор журнала «Если»
   Олег Эрнстович Колесников, директор Международного Центра Фантастики
   Дмитрий Александрович Малкин, начальник отдела фантастики издательства «Эксмо»

Реальность:

   По информации из «чатика», вышеозначенное жюри романы не рассматривало. Вместо них группа безымянных редакторов «Эксмо» отобрали для Чурова 17 романов из 119, и тот выбрал из этого шорт-листа единственного победителя... Ну окей.

3) Обещание:

   «Принятые на конкурс работы оцениваются членами жюри по десятибалльной шкале. Победителями считаются работы, набравшие наибольшие количества баллов.

   Линки на разделы трех авторов-победителей будут размещены на главной странице журнала Самиздат. Продолжительность присутствия линков на главной странице СИ определяется владельцем ресурса и обычно составляет не менее месяца.»

Реальность:

   Работа жюри должна была закончиться 18 марта, но имя победителя стало известно только 21 марта — кто-то из участников «чатика» вживую присутствовал на объявлении победителя, которое имело место на Городском фестивале фантастики «РОСКОН-2016», и передал эту информацию в «чатик».

   На следующий день — 22 марта — на странице конкурса появился шорт-лист из 17 произведений. У произведения победителя стояла оценка 10/10, у остальных 16 работ — оценка 6/10. На главной странице Самиздата появилась ссылка на роман-победитель. Обещанных ссылок на второе и третье место не было... Ну ОК.

   Мой роман в данный ТОП-17 не попал. Вот, собственно, и всё, что я могу сказать про окончание конкурса.

   Что дало мне участие в этом конкурсе, кроме уникального, но крайне сомнительного опыта участия в СИшном «боксе по переписке»? Да ничего. Мой роман был в списке участников конкурса. За месяц, что длился конкурс, на мою страницу приходили люди, видели, кстати, мои призовые повести с БАСТКОНа и всякие прочие рассказы, но ни одного комментария или оценки я не получил. Ни одного нового подписчика мне это не дало.

   Роман получил несколько комментариев, впрочем ничего такого, что заслуживало бы вашего внимания. Возможно, я приведу эти отзывы позже — в дополнительном разделе, посвящённом не-ругательной критике, полученной романом.

   Практически всё, что я хотел вам рассказать, я рассказал. Дальше я всего лишь буду «подбирать концы», освещая какие-то отдельные моменты. Осталось немного. Буквально пара постов :)

ПРО КНИГИ

   Я уже говорил, что, на мой взгляд, лучше всех семинаров с мэтрами и лучше всякой критики с конкурсов работают книги по писательскому мастерству.

   Помню, как во время Питерского романного семинара я заглянул на одно из заседаний мастер-класса Аренева. Там зашла речь про книги о писательстве, поднялся один из организаторов — Александр Петров — и стал ругать книги Джеймса Н. Фрэя, а именно — «Как написать гениальный роман» и «Как написать гениальный детектив». Такие они плохие, попса и вообще... Точных его аргументов я не помню. Может, их и не было, а только голое мнение...

   Александ Петров — не писатель, а любитель фантастики — он сам так говорил. Я вот тоже не писатель, а МТА, но я вам скажу — обе книжки просто офигенные! Я их читал и делал выписки. Всё очень полезное, некоторые места стали для меня откровениями. Я прочёл первую книгу целиком, а вторую на две трети — потом меня, к сожалению, что-то отвлекло, но пока я читал книгу «Как написать гениальный детектив», то отчётливо понимал, что я сделал не так в своём романе, и как сделать правильно. Причём я ни разу не верил Фрэю на слово (он не Мэтр, у него нет авторитета в моих глазах), но его аргументация всякий раз была столь подробной и выверенной, с богатыми примерами, что я сразу понимал, что да — предлагаемые им механизмы работают. Его советы — это то, что надо.

   Самым досадным для меня было осознавать, что Джейс Фрэй, который ни разу не читал мой роман, знает что именно в нём не так в разы лучше Мэтра, его прочитавшего.

   Когда я закончу эту серию постов, создание которых отнимает у меня прилично времени, я непременно продолжу читать книги по писательскому мастерству — их у меня в электронном виде есть порядка двух дюжин. Уверен — если грамотно работать с каждой книгой, польза будет такая, что, повторюсь, мастер-классы и сетевые конкурсы, как источник полезной информации, просто будут стоять и нервно курить в стороне.

   Пока я читал «Как написать гениальный детектив» и выписывал самые важные мысли, я попутно записывал свои мысли о том, как можно улучшить мой роман на основании прочитанного. Привожу свои записи тут (частично, только самое основное) — можете их в принципе не читать. Это мои авторские технические заметки:

[Spoiler (click to open)]

   «Детектив должен злиться, что нанимательница им руководит. Он хочет сам вести расследование, причём так, как считает правильным. Он бунтует, сначала по мелочам, но к концу романа он должен пойти на прямое неподчинение.


   Герой должен быть всегда активен, своеволен и сопротивляться внешнему давлению до самого конца — например, сам выбрать куда именно лететь кораблю в конце романа.

   Детектив должен воспылать гневом после гибели людей на подвесной платформе от рук преступника и хотеть смерти убийцы. Это усилит его мотивацию.

   Сделать серьёзней плату главного героя за допущенный взрыв платформы в куполе. Пусть реакция властей и нанимательницы по отношению к герою будет болезненней, ультимативней и жёстче.

   Я плохо думал о развитии персонажа. Мало рефлексии героя. Добавить ему переживаний и сложных моральных выборов.

   Нужно, чтобы напарница расспросила героя о его мотивации — деньги, справедливость, месть? Он должен прояснить свою позицию.

   Протопресвитеры ставят окончательные сроки — накручиваем хвосты.

   В третьем акте герой продолжает игру в кошки-мышки с убийцей. Но теперь главный герой после осевого эпизода, в котором он погиб и возродился, действует более энергично и решительно.

   Мало закулисья. Слишком гладко всё вокруг героев! А ведь преступник не сидит на месте, власти тоже и даже нанимательница должна постоянно мутить что-то.

   Святая врёт, что кого-то пришлось полечить вопреки запрету, тем самым читатель решит, что она всё-таки настоящая целительница.

   Беккет должен участвовать в финальной драке, а не сидеть в сторонке и наблюдать. Пусть впишется за всю фигню, преступник ему наваляет от души, но тогда читатель хотя бы будет уверен, что герой действовал на максимуме своих возможностей.


   Надо показать, что взрыв к куполе и массовая гибель людей — это собственное изобретение самого преступника. Святая целительница и оперативница Экзархии ему ничего такого не поручали — они должны ясно дать понять, что осуждают его за это.»



   И это только две трети книги и придумки на скорую руку, сделанные в процессе чтения. Они уже полезнее всех тех советов, что я слышал на романном семинаре или на СИшном конкурсе. Если подойти к делу серьёзно и проработать советы из книги, то таких поправок к своему роману я смогу выработать гораздо больше.

   Я специально не цитирую тут те выписки, которые сделал из книги Фрэя, пусть они и хороши. Если вам будет нужно, вы найдёте книгу и прочтёте её. Она того стоит.

   Продолжение будет завтра.

   Читать дальше: ОТЧЁТ — ЧАСТЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ: ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments